• Про тульского Героя последней войны (от лица внука)

    Апрель 45-го. Германия. Моему деду 46 лет. Гражданскую прошёл.
    На фронте с осени 41-го. Старшина, командир отдельного взвода. Взвод встал на ночь в каком-то хуторе. Хозяев нет. Сбежали.
    Бойцы нашли заколоченную дверку в подвал. А там соленья, окорока-колбасы. И 20-ти литровая бутыль с резко пахнущей жидкостью.
    Дед нюхнул - чой-то не то. "ОН" пахнет не так. Пить запретил.
    Устроились на ночлег. Ночью кто-то не утерпел, встал втихаря, приложился к бутыли и ещё один, и ещё.... Плюс часовой, оказывается, во фляжку себе тоже плеснул перед выходом. "Для сугреву".
    На утро восемь трупов. В бутыли метиловый спирт был.
    Деда под трибунал. 8 лет лагерей. По году за каждого.
    Стоит у штаба с вещмешком. Без ремня, но при конвое. Ждут машину в тыл и дальше по этапу.
    Подъезжает комдив на Виллисе. Дед под его началом с 41-го, когда тот ещё комбатом был.
    Узнал.
    - Ты чего здесь?
    - Да вот, такое дело.
    - А ну-ка погоди...
    Поговорил комдив с начальниками. Меняют деду 8 лет лагерей на 3 месяца штрафроты.
    Везут к штрафникам. А там пальба и пьянка - пришёл указ Калинина о расформировании штрафрот.
    "Всем спасибо, все свободны".
    Везут деда назад в свою часть. Что делать с ним дальше - неясно, решают...
    А тут Победа. Вообще не до него.
    А он ещё промок и промёрз, пока в кузове полуторки к штрафникам катался. Воспаление лёгких.
    Отправили в госпиталь, оттуда уже домой, в деревню под Тулой.

    Дед прожил 87 лет. Умер в 1986-м (я как раз в это время срочную в Армии служил).
    Ветераном официально не был и никаких льгот не получал.
    Ни медали за победу над Германией, ни юбилейных, ни ордена Отечественной войны в 1985-м не дали.

    Все эти годы дед боялся, что о нём вспомнят и заставят отбыть наказание.
    А потому по кабинетам не светился...
    Антон
    Ответить Подписаться